Судьба родных самоубийцы

Как умереть некрасиво, или Последний привет любимым

Подождите, остановитесь, давайте обсудим еще одну сопутствующую проблему, связанную с этим шагом. Проблема эту можно сформулировать одним вопросом: Насколько красив Ваш поступок по отношению к тем, кто Вас любит?

Давайте задумаемся вместе над тем, сколько людей окажется связанным с этим шагом, сколько бед, горя, разочарований и слез принесет Ваш суицид тем, кто желал Вам добра. Только не говорите, что таких людей не было.

Всех нас объединяют определенные вехи жизни. Все мы когда-то были в животе у мамы, которая нас носила, которая плохо себя чувствовала. Ее наблюдали врачи, желающие помочь ей, и нам, благополучно родиться. А потом мы родились в этот мир. Мы родились совсем беззащитными и маленькими человечками, которые очень нуждались в любви и защите. С первой минуты множество людей начали дарить нам внимание, любовь и заботу. Без их помощи мы не смогли бы дожить до этого момента, получить образование, здоровье, ощутить множество хороших моментов в нашей жизни. Первый закат, детский утренник, первый урок и выпускной в школе, радость Нового года и первого снега, подарок на день рождения, радость друзей.

Это наши родители, дедушки, бабушки, братья и сестры, тети и дяди. Конечно это и другие родственники, врачи, воспитатели, учителя, знакомые, соседи, просто добрый прохожий.

Вспомним о том, что были люди, которые радовались нашим первым шагам, которые нас лечили, которые нас кормили, которые нас воспитывали, радовались нашим удачам и огорчались из-за наших неудач. Вспомните этих людей. Сколько их было? Сколько было людей, которые дарили Вам большие и совсем маленькие радости, добро, поддержку, сочувствие? Сколько людей в течение Вашей жизни просто желали Вам добра, сколько людей пыталось вам помочь, сколько людей Вас жалели, когда Вам было плохо? Вспомнили? Удивились? Их были сотни! Сколько книг и учебников было написано для Вас! Сколько людей погибли за то, чтобы Вы жили сейчас! Теперь счет людей, живших для Вас, уже идет на тысячи…

Все эти люди, даже не зная Вас, жили для Вас, думали для Вас, отдавали Вам тепло своей души! Для того, чтобы Вам было чуточку легче, для того, чтобы Вам было лучше и комфортнее жить. Для того чтобы Вы больше знали и получили больше радости, чтобы Вы совершенствовали тут, в этой земной жизни, свою душу. Делая добро человеку, мы отдаем от себя для него кусочек своей души, что-то хорошее, нужное ему…

И вот его нет. Он сам убил себя, и унес часть нашей души. Навсегда!

Чем Вы отплатили этим живым, а может быть, уже неживым людям? Что переживут люди, когда им сообщат о Вашем самоубийстве? Понятно, смотря кто.

Люди, которые Вас любили, уважали, ценили, переживут сильнейший шок. Это будут близкие Вам люди – родственники, друзья, хорошие знакомые, коллеги, товарищи по учебе. Именно эти люди сразу станут «слабым звеном» после Вашего самоубийства. Эти люди будут страдать больше всех, мучаясь бесконечными вопросами «Почему?», «В чем моя вина?», «Зачем он так?» Эти вопросы будут рвать сознание, приходя снова и снова, эти вопросы не будут давать им спать, есть, да и жить тоже. Каждый раз, вспоминая то хорошее, что было с Вами связано, люди будут искать ответы на эти проклятые вопросы и не находить их.

Такое горе, связанное с суицидами, не лечит время (и мы, специалисты, об этом знаем), это горе может только ослабевать, когда его загоняют поглубже внутрь. Но потом, когда создадутся опять травмирующие условия и кризисы, это горе опять вылезет, и будет дальше душить и жечь тех людей, которым Вы были дороги и близки. И так будет тянуться годами до самой их смерти.

Что будет чувствовать близкий человек, когда его позовут на опознание? Как увидит мертвое, изуродованное смертью тело, которое он знал давно и которое было также дорого, как и Ваша душа? Вы можете представить состояние этого человека? Эта травма тоже останется на всю жизнь.

Близкие, дорогие Вам люди попытаются найти утешение в Церкви, но не найдут его. Священник, глядя на них с огромным сочувствием и с болью в глазах, будет говорить им о том, что если человек сам отверг Бога и Церковь, то сделать уже ничего нельзя. Даже поминать в Церкви нельзя. Нельзя идти против свободного выбора того, кто покончил с собой. Священник скажет, что к величайшему сожалению, их близкий и родной человек умер не только для них, но и для Бога. Скажет он и о том, что Церковь категорически запрещает поминать самоубийц, и не молится за них. Они сами приговорили себя к аду и отказались от помилования.

Представляете, с каким глазами, каким помноженным горем, какой внутренней, иступленной, сжигающей болью выйдут из храма люди?

Подумайте о том, как эти люди будут выдавливать из себя, краснея, заикаясь и тщательно подбирая слова, чтобы ответить знакомым, коллегам, своим друзьям и родственникам на простой вопрос: «А отчего он умер?»

Как сложно будет им говорить правду, как нестерпимо больно будет произносить страшное, зловещее, перечеркивающее любовь слово «самоубийство». Подумайте, как им будет рассказывать о суициде близкого и любимого человека (сына, дочери, друга, мужа, жены, отца, матери и др.)!

Но этим беды Ваших близких не закончатся. Большинство людей слабы, им трудно соприкасаться с горем. Поэтому, после выражения сочувствия, пережитого шока от этого известия, люди начинают отходить и дистанцироваться. Утешить они не могут (в этом случае, в отличие от других смертей, никто не может утешить), сами получать постоянную психологическую травму не хотят. Поэтому стараются об этом забыть. Но забыть об этом невозможно, когда постоянно сталкиваешься с человеком, который от этого страдает. Именно поэтому знакомые и родственники близких Вам людей будут реже и реже звонить, интересоваться их делами, чаще шарахаться от них в сторону, отменять встречи. Они потеряют многих людей, которых они считали за друзей и знакомых. Многие их родственники начнут жить своей жизнью, забывая о них. Довольно часто, те люди, которые были близки, а потом из-за этого отвернулись, начинают сплетничать на эту тему, злорадствовать, обвинять в происшедшем самого самоубийцу или близких ему людей («Сами виноваты!»).

И вот тут начинается одиночество. И непонимание. И постоянные вопросы к себе: «Почему? За что?» И чувство вины, которое невозможно с себя снять. И потери друзей, и потеря смысла жизни, и отсутствие интереса к происходящему. И отсутствие утешения. И нет выхода. Одна сплошная боль… Это то наказание, которым наказал самоубийца после своей смерти. Но от этого не легче. А еще тяжелее.

Это состояние почти всегда в течение нескольких лет приводит к болезням (т.н. психосоматическим заболеваниям – язва, гипертония, ишемическая болезнь сердца, диабет и пр.) и очень часто к психическим расстройствам (шизофрения, психозы, астения и многие другие). Я за время работы в онкологическом центре видел невероятно большое количество людей, заболевших раком после суицидов близких людей.

Часто после суицида близкого человека происходят очень странные вещи: дорогие и близкие самоубийце люди вдруг неожиданно погибают в катастрофах или их убивают. Как будто рок начинает преследовать близких самоубийц: катастрофы, болезни, пожары, сильнейшие разлады в семье, необъяснимые утраты имущества и здоровья, потеря работы, неудачи, поражения. Это известно культурам многих народов, что и нашло отражение в социальных запретах на самоубийство.

Но даже если ничего этого и не произойдет, то все Ваши родители, друзья, знакомые, родственники, которым Вы были небезразличны, подойдут к воротам старости.

А в старости, как известно, обостряются все болезни, которые нажиты были за всю жизнь. Тоже самое происходит и со всеми психологическими травмами. Старость или тяжелая смертельная болезнь – время подведения итогов, осень жизни, когда оживают все вопросы, все переживания. Раз за разом человек старается успеть найти ответы на вопросы, которые мучили его при жизни, разрешить противоречия в душе, найти гармонию в сердце. А ее нет… Нет уже давно близкого и дорогого человека, который так расстался с жизнью, от него никогда не будет так необходимой сейчас помощи, ничего нельзя исправить, невозможно это понять. Надежды не сбылись. Встреча и после смерти не состоится. Потерян навсегда…

Болит тело. Не меньше болит и душа. Скоро отправляться в путь…

Сейчас очень много одиноких стариков заканчивает жизнь в интернатах (а в дальнейшем, судя по всему, положение с этим будет только ухудшаться). У них нет детей, родственников, друзей и знакомых кто бы о них позаботился. Они влачат жалкую, трудную жизнь. Часто в нечеловеческих условиях. Они страдают.

Так что, прежде чем сделать роковой шаг, подумайте: А не обрекаете ли Вы на такую старость или болезни тех, кто много для Вас сделал и любил Вас. Возможно, сейчас кроме Вас, многие могут поддержать их. Но все ведь может измениться. И многое изменится. Могут уйти из жизни те, кто окружает их сейчас, переедут, разругаются и забудут их. У тех, кто сейчас с ними, могут появиться новые дела, они могут сами заболеть и не смогут ухаживать за другими. И те, кто любил Вас, останутся одни... Одинокое умирание, страдание за то, что мечты разбиты, и невозможно ничего исправить, Недосказанность. Недопонятость. Край жизни… Это очень тяжело и страшно…

До сих пор я писал только о тех, кому Вы дороги, и кто делал Вам добро. А что же враги? Или недавно еще близкий человек, который обидел? Тот, кому в некоторых случаях и адресуется сам суицид?

С ними все очень просто. Человек, даже если он виноват, всегда пытается оправдать себя.

А с этим, при желании, проблем нет. Больше того, чтобы оправдать себя, люди начинают осуждать и обвинять жертву. Этот феномен еще заметил великий знаток душ Лев Толстой, кроме того, все мы знаем, что лучшая защита – нападение. Люди, которые обидели или несправедливо относились, начинают успокаивать себя, находя в свою пользу убедительные аргументы. Да и вообще врагов этим наказать нельзя, чувство вины у них вызвать практически невозможно. Если они смогли так обидеть, то значит, были эгоистами, а человек влюбленный в себя боли за другого уже почувствовать не может. Те, которым мы хотим сделать больно, этого почти не почувствуют, а продолжат свою обычную жизнь изредка, возможно, вспоминая об этом, осуждая Вас, а иногда даже и хвастаясь тем, что из-за них (таких значительных!) кто-то (слабак) покончил жизнью. Это весьма может поднять их самооценку перед другими.

Эта боль вонзается в сердце только самых близких, любящих нас, и часто совершенно невинных людей.

Приведу несколько иллюстраций к сказанному. Всем этим случаям я был свидетелем.

История 1

Интернат для престарелых. Женщина 77 лет, лежачий, тяжело больной человек, который мучается некупируемыми болями. Старшая дочь в семье. Родители умерли. Имела 2 братьев и одну сестру. Сестра умерла в младенческом возрасте. Брат, военнослужащий, погиб, выполняя воинский долг в Афганистане. Младший, любимый брат, который был младше ее на 18 лет, совершил суицид во время прохождения срочной военной службы из-за того, что его бросила девушка.

У этой женщины была еще дочь– алкоголичка, которая ее и отдала в интернат.

Когда говорит о брате (через 30 лет после суицида) глаза полны слез, всхлипывает и плачет. Говорит, что самое страшное то, что и на том свете не увидится, рассказывает о нем, рыдая навзрыд. Жестоко обвиняет себя в том, что не смогла предотвратить этого самоубийства (хотя никаких возможностей у нее для этого не было). Это была очень тяжелая беседа с человеком, который 30 лет оплакивает брата – самоубийцу.

И она ничего не сказала о том, что если бы он не совершил этого поступка, то может быть, она бы и не оказалась в таком положении в интернате. Но я-то это понял. И подумал. Подумайте и Вы…

История 2.

Шестнадцать лет назад эта русская женщина приехала из Таджикистана с трехлетней дочерью. Там шла война, русские подвергались опасности, и она была вынуждена уехать.

Муж, таджик, с ней ехать отказался. Пришлось обосновываться одной в дальнем Подмосковье. Работала много, трудно, бралась за любую работу, чтобы накопить на жилье и одеть – накормить дочь. Она работала на двух работах. Времени свободного не было. Личной жизни, конечно, тоже. Весь смысл ее жизни свелся к тому, чтобы они с дочерью имели крышу над головой и еду. Прошло 14 лет…

Дочь хорошо закончила школу и поступила в колледж. Женщине удалось накопить на свое жилье и перестать слоняться по съемным квартирам. Она купила небольшой, но кирпичный дом недалеко от райцентра. Отношения с дочерью у нее были хорошие.

Через некоторое время она стала замечать в поведении дочери странности. Та стала странно одеваться, как-то нестандартно краситься, проколола нос в нескольких местах и вставила туда блестящие клипсы.

Изменилось и ее поведение. Все чаще она оставалась у подруг, ездила в Москву на концерты групп, о которых женщина раньше не слышала. Когда она видела подруг дочери, то тоже удивлялась их одежде. Когда она спрашивала дочь, что это за странная одежда, та отвечала ей тремя буквами: «Эмо» Все равно тогда мать этого понять не смогла. Потом дочь часто стала философствовать об отсутствии смысла жизни, о несправедливости мира, о жестокости людей. Мать ничего возразить не могла, потому что сама этого смысла не знала. Но точно знала, что живет ради дочери. Дальше – хуже. Дочь стала часто в разговоре богохульствовать, на замечания по этому поводу матери раздражалась еще больше. Мать же думала что ладно, ребенок перебесится! Вот он и перебесился…

А дальше было самоубийство. Причем произошло оно в Москве, у каких-то друзей дочери. Труп дочери обнаружил милицейский патруль. Было следствие, похороны, море материнских слез, крушение несбывшиеся надежд.

Как ей сказал следователь, ее дочь сначала принадлежала к молодежной субкультуре «Эмо» («Дегенераты!» – дал характеристику следователь), а потом в поисках смысла жизни ее потянуло и к сатанистам (точнее к малолетним придуркам, которые себя ими считают). Что было дальше, выяснить точно не удалось, но известно, что ее дочь в состоянии наркотического опьянения сама залезла на крышу и прыгнула вниз, ветром ее снесло к стене здания, и, ударяясь о балконы и выступающие козырьки на здании, она упала вниз.

На похоронах было несколько ее друзей (как бы), все обещали поддержку матери, говорили, что никогда не забудут ее и всегда помогут.

Мать не могла ни спать, ни есть. Ей было сложно поверить в то, что случилось. И день и ночь ее мучили вопросы «Зачем же я так выбивалась из сил? Кому это теперь нужно?», «Зачем она это сделала?», «В чем моя вина?»

Через 5 дней после похорон у нее случился инфаркт, и ее увезли в больницу.

Ровно на девятый день после смерти дочери загорелся дом. Самой женщины дома не было. Электричество в доме было отключено соседкой, когда ее увозили в больницу Причину пожара установить не удалось. Для пожарного инспектора это осталось большой загадкой. Он долго с недоумением пытался установить причину, но так как разумных объяснений не нашлось, то написали просто: «причина не установлена». Дом сгорел дотла. Восстанавливать его не на что. Все деньги ушли на похороны, а все ценные вещи сгорели.

После выхода из больницы ей негде было жить, а ведь предстоял долгий процесс восстановления! Никто не предложил ей кров. Знакомые шарахались от нее, а друзья дочери больше не появлялись. Она жила в шалаше у реки, пока один незнакомец не предложил ей деньги за участок. Этих денег могло вполне хватить на то, чтобы купить в соседней области маленькое жилье, но получилось все по-другому. Покупку оформили, а на деньги он ее «кинул». Сейчас уже почти год она бомжует на Курском вокзале, спит в коллекторе, часто лазит по свалке твердых бытовых отходов, чтобы найти себе еду. Своё нынешнего положения напрямую связывает с самоубийством дочери.

История 3.

Этот мужчина умер в прошлом году. Он лежал в онкологическом центре с последней стадией рака. Раньше у него была хорошая семья и трое детей (старшая дочь и два сына). Мужчина хорошо зарабатывал, а его жена сидела дома. Все шло прекрасно. Дочь вышла замуж, старший сын учился в институте, а младший тоже готовился поступать в мединститут. Он всю жизнь хотел быть врачом, помогать и лечить людей. Но по какой-то причине он не смог поступить в том году. Сильнейшие переживания захлестнули его. Вся семья говорила ему, что не случилось ничего страшного, что он поступит в следующем году, но он все дальше замыкался в себе и переживал. И тут случилась еще одна катастрофа: его предал лучший друг. Этот друг (если можно так сказать) стал тайно встречаться с его девушкой, а он об этом узнал… После попытки суицида юноша умирал почти два месяца, находясь в сознании и очень мучительно. За эти два месяца, понимая что умрет, он попросил у всех прощения, раскаивался в своем поступке, умолял врачей его спасти. Врачи сделали всё, что можно, но этого оказалось недостаточно…

Когда он умер, а он был общим любимцем, все члены семьи находились в глубочайшем горе. Его мать состарилась за несколько дней на десяток лет, отец постоянно рыдал, брат, насколько я знаю, запил, сестра пыталась помочь всем, но сама была в глубочайшей депрессии.

На девятый день мать с сестрой и ее мужем поехали на кладбище. Сзади, на второй машине ехали отец с сыном. И вдруг первую машину, которая шла близко к разделительной полосе, зацепил «КамАЗ», шедший по встречной. Их машину вынесло на встречную полосу, где в нее врезался «Маз» – плитовоз. Удар был сильнейший, машина всмятку, и в заключение всего на нее упала железобетонная плита с «Маза».

Можно себе представить, что творилось с отцом и сыном, на глазах которых это случилось…

После похорон матери и сестры, пришло следующее несчастье: оставшегося сына за прогулы выгнали из университета. Он стал часто пропадать у своих друзей и пить водку, так как трезвым оставаться не мог – не справлялся. Больше того, он после всех постигших семью трагедий стал очень агрессивным, особенно в пьяном виде. Дня не проходило, чтобы он не начинал пьяную драку. И в один из дней отцу сообщают о том, что погиб старший его сын – в пьяной драке.

Отец, похоронив последнего сына, остался один. Через пять месяцев у него нашли рак. Несмотря на относительно хороший прогноз и проведение лечения в полном объеме, опухоль продолжала прогрессировать. Никакие лечебные действия не давали эффекта. Онкологи очень этому удивлялись.

Я видел и говорил с ним за неделю до его смерти. О себе, несмотря на боли, он не думал. Ни на что не жаловался. Сожалел только о том, что так глупо была перечеркнута жизнь всех членов семьи. Он не сомневался в том, что самоубийство младшего сына запустило эту цепь несчастий и трагедий, которая привела к такому ужасному финалу всего за 8 месяцев. Он говорил о том, что сразу после его смерти начали происходить в доме странные вещи: непонятные звуки, звон посуды, плач по ночам, чувство необъяснимого ужаса у тех, кто был в квартире (даже у случайных людей), чувство безысходности, с которым встречали каждый день.

Несмотря на это, он не винил сына, а очень сокрушался о нем и его душе. Когда к нему в палату пришел священник, он исповедовался и причастился, а потом задал священнику вопрос о том, сможет ли он увидеться после смерти со своим младшим сыном. Получив отрицательный ответ, он долго плакал. Вечером того же дня он отказался от ужина, а наутро медсестра увидела, что он уже мертв.

© Pobedish.ru

Биография и контакты автора: Хасьминский Михаил Игоревич

Если Вы не хотите жить, Вам будет полезен онлайн курс: «Из несчастного стать счастливым»

Победишь.ру - покончить жизнь самоубийством



( Победишь.ру 7 голосов: 3.86 из 5 )



Михаил Хасьминский, кризисный психолог

Михаил Хасьминский, кризисный психолог

отзыв  Оставить отзыв   Читать отзывы

  Предыдущая беседа

Следующая беседа  



Версия для печати Версия для печати


Смотрите также по этой теме:
Шрам на Земле (Дмитрий Семеник)

Выбрали жизнь
Всего 32472
Вчера 5

Поддержать нас - кисть
диагностический курс
диагностический курс
Последние просьбы о помощи
19.09.2017
Потом по ошибке забрали в тюрьму моего мужа. Он очень сильно помогал мне бороться с моей болезнью. И сейчас я без него. Я одинока. Мое состояние ухудшается и одолевают мысли о суициде.
19.09.2017
У меня много умерло очень близких мне людей. В моей жизни сейчас есть только один человек, который меня понимает и поддерживает, это мой друг. И я боюсь потерять его.
19.09.2017
Я не знаю как мне дальше жить. А все потому что я не работаю. Я реально схожу с ума. Жить не хочется. Ибо все бессмысленно. Каждый день в слезах.
Читать другие просьбы


Диагностика предрасположенности к суициду



Книги для взрослых

купить длинную шерстяную юбку в интернет ателье



Самое важное

Лучшее новое

Как избавиться от страха
Протоиерей Игорь Гагарин
Протоиерей Игорь Гагарин

Духовные оружия против страха

Именно в церковности человек обретает мир, покой, уверенность. У всех по-разному, но про себя точно знаю, что до моего прихода в Церковь, до того, как стал сознательно верующим, я по характеру своему был склонен переживать, тревожиться, и состояние тревоги, ожидания перемен к худшему было очень мне присуще. Помню, часто никуда не мог от этого тревожного состояния деться. Но с моим воцерковлением, когда я сначала стал просто верующим, принял крещение, стал читать молитвы, ходить в храм, исповедоваться, это состояние ушло. Сказать, что сейчас, когда я уже священник, мне тревога совершенно не свойственна, было бы неправдой. Бывает, и переживаю, и тревожусь о том, о чем не надо бы тревожиться, но это уже совершенно всё по-другому, несоизмеримо с тем, как это было раньше.


диагностический курс

Мы протягиваем руку помощи тем, кто хочет помощи. Принять или не принять помощь - личное дело каждого.
За любые поступки посетителей сайта, причиняющие вред здоровью, несут ответственность сами лица, совершающие эти поступки.

© «Победишь.Ру». 2008-2017. Группа сайтов «Пережить.Ру».
При воспроизведении материала обязательна гиперссылка на www.pobedish.ru
Администратор - info(собака)pobedish.ru     Разработка сайта: zimovka.ru    
Настоящий сайт может содержать материалы 18+