Избавиться от страха и тревоги

Фобии и психотерапия

Тема нашей беседы с психотерапевтом Мариной Иосифовной Берковской — чем специалист может помочь человеку, страдающему страхами, и прежде всего фобиями. Как нам выявить у себя патологических страх и в каком случае обращаться к специалисту, и чем последний может нам помочь.

 

— Как понять, что твой страх, тревога, выходят за пределы нормы? Каковы критерии патологии?

— Страх — это нормальная реакция живого существа на изменение требований внешней среды. Что-то изменилось — надо опасливо туда посмотреть: чем мне это грозит? Это абсолютно нормально.

Но когда страх теряет связь со стимулом, и человек боится больше, чем требует ситуация, — вот тогда с этим уже надо работать.

То есть если ты управляешь страхом — то все нормально, боишься — правильно делаешь. Если страх управляет тобой — то надо идти к психотерапевту.

Может возникать страх чего-то реально угрожающего, но выходящий за рамки нормы и находящийся в зоне патологи. Например, распространённый страх — страх полёта на самолете. Так как человек — существо земное, то он совершенно правильно побаивается отсутствия почвы под ногами. Но если кто-то просто не может войти в самолёт, он лучше поедет на ста пятидесяти поездах и вплавь через океан, только чтобы не лететь, и если, ещё просто входя в аэропорт, он сразу покрывается холодным потом и плохо соображает, где он и что он, — с этим надо работать.

То есть границу между нормой и патологией можно определить так: если человек боится, но делает, — это нормально. У каждого человека есть вещи, которых он боится обоснованно. Страх — это охрана жизни. Пока это в рамках физиологической нормы: «да, я побаиваюсь, да, у меня сердцебиение, да, у меня ладошки мокрые», но пока человек с этим может совладать, боится, но делает, — это нормально. Боится — правильно делает, полное бесстрашие — это совсем нехорошо.

— В чем причина того, что у одного человека мало страхов, а у другого в той же ситуации — больше?

— Если имеется патологическое количество страхов, или нормальное количество, но при этом страх неуправляемый — значит, скорее всего, есть некоторая генерализованная тревога, источник которой надо искать. Это может быть даже не в детский период жизни, а в эмбриональном периоде, или даже в роду. Но человек не может генерализованно бояться всего вообще, поэтому он начинает цепляться за что-то конкретное. Например, начинает бояться самолетов, мышей… Человеку проще жить с таким сконцентрированным страхом, чем с генерализованной (то есть неопределенной, не имеющей объекта) тревогой.

Другой вариант — когда человек пережил, например, автомобильную катастрофу и теперь боится автомобилей, — это понятно, эту травму надо просто отработать со специалистом.

Если после аварии человек не может сесть за руль — нужно пойти к психотерапевту, сам человек с этим не справится. Причем даже если человек решит, что он просто вообще не будет водить, то вылезет другой страх, так как организм будет просить: «Пойдем разберемся!». Или заболит какой-то орган, и он будет ходить по врачам, начнется так называемая психосоматика.

— Как связаны страх вообще и страх смерти, если связаны?

— Страх смерти — это страх неизвестности. Когда я боюсь конкретной вещи, потому что эта вещь на меня три раза наехала — это понятно. А страх смерти — никто там не был, это абсолютно неизведанно. И генерализованная тревога сродни страху смерти — я боюсь чего-то неизведанного. Страх смерти — это самый глобальный страх, потому что умирание и смерть — это самое неизведанное и неизбежное. Сегодня или через сто лет — но это точно произойдет. Поэтому страх смерти часто прикрывается разными фобиями. Поскольку никто не может сказать, что там будет, то страх смерти — это самый генерализованный страх, на который, как попытки структурировать, конкретизировать, «налипают» другие страхи: самолета, войны, хирурга.

— Как связаны страх и неизвестность будущего или непонимание, как я буду действовать в новых обстоятельствах?

— Самый сильный страх — это страх неизвестности, потому что он и генерализованный, и неструктурированный. Если я ожидаю ситуации, в которой ни я, ни мои знакомые, ни писатели, которых я читаю, никто не был — это та же самая генерализованная тревога, это страх неизвестности, как страх смерти. Поэтому лучше я буду бояться чего-то конкретного, но не смерти, не будущего и не неизвестности. Лучше я буду бояться самолетов и не буду на них летать.

Есть люди, которые боятся будущего в принципе и цепляются за прошлое. Это люди, которые как бы развернуты спиной к будущему и лицом к прошлому. А река времени течет только в одну сторону, поэтому им очень неудобно жить.

Возможно, что в их досознательном возрасте, в том, который они не помнят, потому что были маленькими (или не помнят, потому что травма была так сильна, что вытеснена из воспоминаний), было что-то такое, что они боятся смотреть в будущее, потому что там это страшное может повториться. А здесь хотя бы привычно. Одна из целей психокоррекции — вывести проблему на уровень осознавания. Тогда проблема переходит в задачу, а задачу уже можно решать, либо вместе с психологом, либо самостоятельно.

— Очень часто мы боимся того человека, которого осуждаем, к которому плохо относимся. Как связаны страх и осуждение нами тех людей, которых мы боимся? Что первично — осуждение или страх?

— Первичен страх. Если мы именно боимся человека и его осуждаем, мы «тюкаем» этого человека потому, что ожидаем, что он нас «тюкнет».

Это зависит от некоторых особенностей. Есть три стрессовые реакции: бежать, бороться, замирать. У человека, в силу ряда обстоятельств, превалирует реакция «бежать» или «бороться». Это обе отличные реакции, в зависимости от обстоятельств. Если из кустов вылез тигр — конечно, надо бежать. А если нечто, сравнимое с тобой — то надо подумать, то ли бежать, то ли бороться. А если оно меньше тебя — тогда оно само от тебя побежит, и тогда решить, надо ли мне за ним гнаться. Это совершенно физиологические реакции, свойственные всем млекопитающим. Какая превалирует в истории данного организма — та и является ведущей реакцией в стрессовой ситуации, вытекающей из данного типа проблем и заболеваний. Главное — не замирать, потому что это подготовка к смерти.

Логика замирания: если хищник настолько превосходит тебя, что ты ему не противник, то замирание — это верная позиция, потому что если хищник решит тебя съесть, то будет не так трудно умирать, а если хищник решит своих детей позвать — то за это время можно будет убежать. То есть это тоже реакция правильная, все реакции правильные, просто если она превалирует, то человек застывает в позе травмы.

Осуждение — это одна из возможных реакций на страх. Таким образом, человек объясняет свое чувство страха, вины, перекладывает их на другого и говорит: «Вот какой он плохой!». Очень удобно, называется «с больной головы на здоровую».

— Как преодолеть острое состояние страха?

— Для начала нужно принять страх как данность. Бояться — это нормально. Со своим страхом нужно только договариваться, в каких формах и видах ему можно реализоваться. Например, страх за близких: «Да, я боюсь за своих близких, это естественно, какие же они близкие, если я за них не боюсь». Договориться с близкими: «Ты говори, когда примерно придешь, если сильно задержишься — позвони». И, когда он звонит, не начинать кричать: «Где ты?», а сказать: «У тебя все нормально? Спасибо, что позвонил. Когда примерно придешь?» — «Через неделю». — «Будешь задерживаться — позвони». Так и сами остаемся вменяемы («неделя проходит в пятницу, с вечера четверга начну волноваться»), и действительно гарантируем то, что этот близкий будет нам звонить легко и с удовольствием, потому что, когда он нам звонит, он не нарывается на скандал.

Есть острый страх метро, транспорта, другие острые страхи. В городе масса страхов, и поскольку темп жизни современного мегаполиса — это действительно сплошная генерализованная тревога, это тоже такая структуризация страха. Здесь один выход — идти к психотерапевту и разбираться с этим страхом. Самостоятельно человеку нужно научиться отслеживать первые признаки приближения острого состояния страха, они у каждого индивидуальны: ладошки потеют, жар, кого-то тошнит…

Есть элементарная техника «заземления»: «Ноги — попа — голова — дыхание». Почувствовать свои ноги, как они соприкасаются с землей, причем даже если мы на каблуках, пошевелить пальцами и убедиться, что пятка есть, и под ней каблук, а не пропасть. Далее — попа, почувствовать, что прочно сидишь. (Если в это время стоишь — то просто убедиться в том, что попа у тебя есть.) Далее — голова, на месте, глаза моргают. Далее — дыхание, вдох-выдох, ровное, и чуть-чуть его замедлять. В дополнение к этому хорошо выпить валерьянку или пустырник (последнее не является частью техники «заземления»).

Эта техника позволяет прийти в себя, и через несколько дней ее применения страх просто проходит. Либо проявляется настоящий страх (и вот с ним надо идти к психотерапевту). То есть то, что прикрывал первый страх. Например, перестаешь бояться метро и неожиданно для себя начинаешь бояться чего-то другого. Или уже ничего не боишься, но начинаешь физически плохо себя чувствовать, так что надо идти разбираться. Значит, это какая-то проблема, которая связана или с родом, или с тяжелыми переживаниями детства, она просто давно ждала: «Когда ты, наконец, перестанешь бояться метро и пойдешь меня решать». Фобии, бывает, прикрывают какие-то довольно глубокие проблемы, и чтобы их вытащить и решить, надо идти к профессионалу. То есть такое упражнение дает еще и возможность проявиться проблеме, которую действительно надо решать.

В состоянии острого страха, прежде чем что-то начать делать, как-то «переключаться» — сначала «ноги — попа — голова — дыхание», а потом пойти поделать что-то рутинное, но обязательно нужное. «Вот теперь я помою посуду, которую давно надо помыть». Не торопясь: если сразу броситься мыть посуду — то ее просто разобьешь.

Но если ты сделал «заземление», и за пять минут ты не успокоился, то надо принимать меры. Если задерживается человек — начинать обзванивать знакомых. Если боишься полета — сдай полеты: мало ли что. То есть надо слушать свой внутренний голос.

Но методика «ноги — попа — голова — дыхание» для людей, находящихся в хроническом страхе будущего, не работает, здесь нужно идти к психологу, причем хорошему. Самопомощь в стиле аутотренинга «У меня все хорошо, я самая обаятельная и привлекательная» в этих случаях также не работает, потому что все хорошо не будет. Если каждый день повторять «у меня все хорошо», как советуют в некоторых журналах, то можно совсем плохо себя почувствовать. Психология не всемогуща, человек не всемогущ, всемогущ только Бог, но пути Господни неисповедимы. Термин «смирение» существует не зря, и «манию величия» надо умерять.

— То есть методика, снимающая острое состояние страха, например, «заземление», не решает саму проблему?

— Как показывает опыт, если просто «отработать» симптомы фобии, то к следующей сессии с психотерапевтом появится три новых фобии. Нужно выяснить, от чего эта фобия тебя защищает, либо в процессе работы с фобией выйти на первичное событие, которое ее вызвало, и которое либо вытеснено, либо просто ты его не связал с фобией, либо оно было до трех лет, когда просто не помнишь.

© Pobedish.ru

Об авторе: Берковская Марина Иоисфовна


( Победишь.ру 15 голосов: 4.4 из 5 )
6734


Марина Берковская, психотерапевт

Марина Берковская, психотерапевт

отзыв  Оставить отзыв   Читать отзывы

  Предыдущая беседа

Версия для печати Версия для печати


Смотрите также по этой теме:
Преодоление страха и тревоги (Дмитрий Семеник, психолог)
Анатомия страха (Кризисный психолог Михаил Хасьминский)
Преодоление страхов через социальную позитивность (Психолог Александр Колмановский)
Страх – это следствие недоделанной работы над собой (Андрей Кочергин)
В основе всех страхов – страх смерти (Психолог Елена Орестова)
Духовные оружия против страха (Протоиерей Игорь Гагарин)
Агрессия порождает страх (Клинический психолог Максим Цветков)
Страх и разрушение сопричастности (Ирина Мошкова, кандидат психологических наук)
Научиться переживать стресс (Марина Ивашкина, кандидат психологических наук)

Выбрали жизнь
Всего 36089
Вчера 10

Пожертвования
Из несчастного стать счастоливым
Из несчастного стать счастливым
Последние просьбы о помощи
20.04.2019
Не получается жить, в семье проблемы. Кажется, что неправильно живу... Не хочу жить, но знаю, что, кроме меня, мой ребёнок никому не нужен.
20.04.2019
Про меня пустили слухи, если он узнает - наверное, бросит. В мыслях только один выход...
20.04.2019
Знаю, что это конец нашего с ним общения. Пишу сюда ради мамы, но жить только ради неё я больше не могу, я на грани.
Читать другие просьбы

Диагностика предрасположенности к суициду



Книги для взрослых

купить длинную шерстяную юбку в интернет ателье



Самое важное

Лучшее новое

Избавиться от страха и тревоги
Протоиерей Игорь Гагарин
Протоиерей Игорь Гагарин

Духовные оружия против страха

Именно в церковности человек обретает мир, покой, уверенность. У всех по-разному, но про себя точно знаю, что до моего прихода в Церковь, до того, как стал сознательно верующим, я по характеру своему был склонен переживать, тревожиться, и состояние тревоги, ожидания перемен к худшему было очень мне присуще. Помню, часто никуда не мог от этого тревожного состояния деться. Но с моим воцерковлением, когда я сначала стал просто верующим, принял крещение, стал читать молитвы, ходить в храм, исповедоваться, это состояние ушло. Сказать, что сейчас, когда я уже священник, мне тревога совершенно не свойственна, было бы неправдой. Бывает, и переживаю, и тревожусь о том, о чем не надо бы тревожиться, но это уже совершенно всё по-другому, несоизмеримо с тем, как это было раньше.


Отношения с родителями - нижний

Мы протягиваем руку помощи тем, кто хочет помощи. Принять или не принять помощь - личное дело каждого.
За любые поступки посетителей сайта, причиняющие вред здоровью, несут ответственность сами лица, совершающие эти поступки.

© «Победишь.Ру». 2008-2017. Группа сайтов «Пережить.Ру».
При воспроизведении материала обязательна гиперссылка на www.pobedish.ru
Администратор - info(собака)pobedish.ru     Разработка сайта: zimovka.ru    
Настоящий сайт может содержать материалы 18+