Подскажите, пожалуйста!

Только реально заинтересованные вопросы о том, что связано с верой

Подскажите, пожалуйста!

Сообщение мириам » 11 фев 2018, 17:15

Прошу вас, пожалуйста, не останьтесь равнодушным к моему письму. Я очень нуждаюсь в руководстве. Только вот состояние мое настолько запущенное, что мне даже писать тяжело.
Родилась в сложной семье, у родителей было масса своих психологических проблем, да и проблем со здоровьем тоже, вообще же они, по-моему, очень несчастные люди, внутренне неблагополучные. Отношения с ними у меня с детства не складывались. В десятилетнем возрасте ком недовольства происходящим скопился настолько большой, что я стала отказываться от еды, и мне поставили диагноз "нервная анорексия".
Однако то, что меня ждало в будущем, в сто крат страшнее моей добровольной голодовки.
В школе меня не принимали и даже травили из-за того, что считали странной и необычной. Я и вправду отличалась от других детей, а ко всему прочему у меня синдром Аспергера.
Я с детства любила читать и рисовать. Хотела стать художником, а потом, когда охладела к графике, мечтала получить образование русского филолога.
Мой отец верующий человек, для матери вопрос о существовании Бога - это вопрос открытый. В детстве меня крестили в честь блаженной Ксении Петербуржской.
Отец постоянно резонерствовал на тему Бога, но если Бог - это самое доброе и милосердное, что может быть, то в поведении отца милосердием и не пахло. Вспылчивый, психопатичный, постоянно придирающийся к любой мелочи, что меня крайне невротизировало, постоянно предъявляющий мне претензии и вечно занимающийся пустым морализаторством, он постоянными елейно-тошнотворными разговорами о Боге добился того, что религия стала вызывать у меня чувство близкое к отвращению.
Бог дал человеку свободу выбора, отец же постоянно насаждал какого-то своего бога и какую-то свою квазирелигиозную идеологию, что вызвало у меня отторжение к церкви.

Мама была женщиной абсолютно равнодушной, она ограничила уход за мной только формальными требованиями, мой же внутренний мир ее ни на йоту не интересовал, и у меня до сих пор нет с нею никакого эмоционально-душевного контакта.

Но если бы моя мать была бы просто неэмоциональной и сдержанной в проявлении чувств женщиной, то с этим можно было как-то смириться, однако моя мать постоянно третировала меня, называла дурой, сея почву для различных комплексов и неуверенности в себе.
Она относилась ко мне как к докучливому и досаждающему приложению, на которое она почему-то должна тратить свои силы и время, хотя могла бы потратить их на себя.

Она вечно делала мне одолжение тем, что якобы жертвовала своими интересами, заботясь обо мне.

В силу аспергеровских особенностей я по-другому воспринимаю мир, что делает меня во многом более уязвимой, так как какие-то вещи я делаю иначе, думаю иначе, что при недоброжелательном подходе можно определить как тупость или еще что-то. Мать на протяжении всей моей жизни делала мне язвительные и колкие замечания на тему моего слабоумия, добившись того, что тема интеллекта и ума стала для меня больной и приоритетной.
На любые попытки "настроить с ней диалог" мать реагировала как на домогательства к ней, и как будто она всегда умело и подло пользовалась моей детской зависимостью от нее, постоянно подчеркивая, что я от нее завишу, и что она мне так нужна.
Но детская любовь не безлимитна, и в конце концов моя мать доигралась до того, что мои безропотность и тепимость к ее постоянным тычкам, развязанности, глупому самоутверждению за мой счет и прочему в какой-то момент стали иссякать.
Медленное глухое озлобление переросло в лютую ненависть. Я весь свой детский дневник исписала пожеланиями своей матери смерти и ада.

Я ненавидела школу, где меня не принимали, я ненавидела дом, в котором меня отвергали, я ненавидела отца, который мог рассуждать о прекрасном, а если ты был с ним не согласен, распускать руки, я ненавидела мать, которая относилась ко мне как к предмету мебели, почти незамечая моего существования.

И моя цель была - подальше отсюда, куда угодно. Только не здесь. Не в этом проклятом месте.

Меня поражало бесчувствие и жестокость отца, который мог налить чаю и сказать пару человеческих слов в одобрение вместо того, чтобы иезуитствовать и наставлять, критиковать (бесконечно) и во всем поправлять, редактировать.

Когда человек вместо того, чтобы накормить голодного, рассуждает о том, что нужно мужественно терпеть чувство голода, потому что "Христос терпел и нам велел", то мной начинает обуревать бешенство.

Но судьба дала мне шанс. Я закончила школу и поступила в ВУЗ. А это значило, что я могу расстаться с родителями и учиться в свое удовольствие (ВУЗ другой страны).

Но сказка быстро кончилась.

Как-то раз мы с дядей и матерью незадолго до моего отъезда в др. страну на учебу ехали в машине. На мою реплику о чем-то (подозреваю, что более ли менее безобидную) дядя с крайним "фи" произнес: мне неинтересно твое мнение.

К тому времени во мне накопилось столько досады из-за того, что меня вечно считали чем-то несущественным и незначимым, мнением которого можно пренебречь, что я решила хоть раз за свою жизнь постоять за себя.

На хамскую дядину реплику я ответила: а мне неинтересно твое.
После этого завязалась бессмысленная перепалка, которую дядя оборвал резким и безапеляционным "все! заткнись!"
Сказать по правде, к своим восемнадцати годам я эту фразу в свой адрес слышала только во второй раз. В первый на меня, использую те же самые выражения, наорал в детстве отец, напугав меня и вызвав истерику.
Мать, будучи свидетельницей этого "диалога", в своей привычной манере приняла позицию невмешательства.
Тогда я почувствовала еще сильнее, то как я ненавижу ее.

Проморгавшись, чтобы высушить глаза, я заглатила дядин императив, который, как выяснилось позднее, оказался для меня последней каплей.

В ВУЗе мне все нравилось, и я пыталась ответственно учиться.
Но дядино "все! заткнись" почему-то стало всплывать в уме все чаще и чаще. При этом, каждый раз, когда эта фраза проносилась в уме, я чувствовала острую психическую боль. Как будто кто-то этой фразой ударял по нервной системе.
Я терпела эти "атаки" так же, как я терпела все остальные напасти в своей жизни, терпеть вообще было для меня делом привычным.
Но далеко не все можно терпеть вечно. Чем сильнее и чаще звучал голос, тем больше я ненавидела мать и дядю. Мать - за "все хорошее" и за то, что она не заступилась за меня, дядю - за то, что считала его виновником происходящего, и за чувство осеорбленности/униженности. В пароксизме ненависте я написала матери на почту несколько раз пожелания ей умереть. Когда я писала ей это, то мне казалось, будто огонь ненависти выжжел все изнутри меня, а из глаз у меня будто сочился дым. Я не исключаю, что в тот момент находилась во власти сил. Я считала, что все, что я пережила и переживаю, меня и оправдывает и дает некие права...
На втором курсе я угодила в пнд в состоянии острейшего психоза.
Дядин голос в моей голове на "заключительных этапах" моей болезни уже не колол меня будто иглой, а бил меня мощнейшим разрядом электрошока. Голос перешел в ор.
Я сидела в туалете общежития поздно вечером и боролась с соблазном выкинуться в окно, потому что терпеть эту адскую пытку уже не было никаких сил. Отчетливо ощущала, что вне зависимости от того, какому психиатрическому диагнозу можно приписать это состояние, что это происки Сатаны, так меня в жизни еще никогда не колошматило. Что происходило со мной, нельзя передать словами. В том состоянии я не могла даже говорить, речевой аппарат был парализован, и мнк казалось, что стены давят на меня и сжимаются, сжимаются, сжимаются.
Тогда я стала молиться к Христу так, как я, наверное, не молилась никогда в жизни. Знала, что завтра меня могут принять в больницу, но до завтрашнего утра необходимо было еще дожить. Более того, я была не уверена, что этот голос может хоть что-то устранить. К этому моменту я слышала его уже в течение года и более того..
И тогда я сидя на коленях просила Христа: боже! я верю в тебя, слышишь? Верю! Абсолютно уверена в том, что ты есть. Пожалуйста, дай мне дотерпеть до больницы и сделай так, чтобы там мне смогли помочь, и голос оставил меня.
На следующее утро меня встретили в городе друзья и отвели в больницу. Сама бы я просто не дошла, так как была невменяема и не понимала, что происходит вокруг.
Несколько уколов галоперидола, и голос прошел.
В больнице меня привели в чувство, потом я оформила академ и по настоянию врача вернулась домой.
После всего пережитого я впала в тяжелейшую депрессию и не понимала, как дальше жить. От отчаяния и осознания, что отныне я больной человек, я впала в ужас.
Я стала снова молиться, я понимала, что только голос Бога подскажет мне выход. Но как я не умоляла Его помочь мне хоть чем-то (предчувствием, внезапно пришедшей мыслью, наитием), все равно чувствовала себя как в каком-то вакууме. И это ощущение "мира без Бога" было настолько невыносимым, что я попыталась покончить с собой. Я наглоталась таблеток, но чудом это не оставило никаких последствий.
Что происходило потом, стыдно вспоминать. Я обращалась к всевозможным гадалкам, целителям, знахаркам, шаманам, снимала с себя порчу и прочее. Одним словом, вконец чокнулась и творила неимоверную ересь.

Мне за это мое "оккультное слабоумие" невероятно стыдно. Но я правда от горя помешалась в уме. Я даже не совсем отдавала отчет в своих действиях. После разочаровании в том, что Бог не ответил мне, я обращалась за помощью к кому угодно, но только не к Нему.

Одно я понимала точно: таблетки может и "гасят" голос, но не делают меня здоровой.
Да и помимо голоса хватало других симптомов, которые лишали меня возможности нормального существования. А именно патологическая сонливость, слабость и странное отупение. Если раньше я могла читать книги взахлеб, то теперь я и от десяти страниц устаю. Хотя никаких органических причин для подобного снижения активности умственной деятельности у меня нет.
Также я стала встречаться с мужчинами и блудить (не в совсем вульгарной форме в смысле спать со всеми подряд), но я участвовала в тех "процедурах", на которые по-настоящему целомудренная девушка была бы неспособна.
Самое "удивительное", что все эти встречи мне были абсолютно не нужны, и я не знаю, какая сила меня на них отводила. Мне было слегка любопытно, с другой стороны хотела забыться и отвлечься от проблем, а с третьей хотела что-то вроде "испытать себя" (не знаю, как это объяснить).
Ну и, конечно, праздность ведет к блуду, а утратив навык нормально читать, я решила, что потеряла чуть ли не главное занятие в жизни, после чего все становится бессмысленным, и женскую честь можно послать к чертям.
Вообще то, что я не могу читать нормально, моя постоянная и неутихающая боль (не буду объяснять, почему, письмо и так длинное), и если бы Бог хотел меня наказать, он не смог бы наказать меня изощреннее, чем отняв у меня возможность уходить и растворяться в мире книг.
Я третий год сижу в академе, и неизвестно, смогу ли продолжить учебу... А я этого страстно желаю!
Когда я в этот раз пыталась восстановиться в ВУЗ (в прошлом году), то в общежитии у меня соседки спрашивали: Маша, почему ты постоянно спишь?

А вообще моя жизнь превратилась в ночной кошмар. Я болею третий год. Третий год! Люди работают, учатся, а я только болею, годы идут, и жизнь пролетает мимо.
Сейчас я думаю об этом, и волосы встают дыбом.
Это так страшно, мои однокурсники уже ВУЗ заканчивают, а я только сплю и деградирую.
Один человек сказал мне: "Маша, не надейся на врачей.. не надейся на медицину, она тебе не поможет. Ты думаешь, что сейчас тебе выпишут новые таблеточки, и твоя проблема разрешится? Так вот не будет так!"
И я понимаю, что он прав.
Потому что даже если таблетки "затыкают" голос, вылезают как назло еще с большей силой другие проблемы. Или я сутками сплю, или голова не работает совсем, но так или иначе что-то мне мешает вести полноценное существование.

Я наконец-то дошла до церкви и услышала от священника то, что, возможно, наконец-то проливает свет на истинную духовную природу моего заболевания.
Священник сказал, что он считает, что я страдаю от духовных приражений, что голос, который вертелся у меня в голове, это внушение падшего мира.
Возможно, и сонливость моя тоже от духовных приражений, и отупение или, выражаясь научно, нарушение когнитивных функций, тоже есть влияние этих духовных приражений. Когда я читаю книги, то у меня такое чувство, будто у меня процентов 70 "карты памяти", 70% файлов в голове просто заняты чем-то, уже чем-то заполнены, поэтому я способна воспринять только очень ограниченное количество информации.
Вот может ли это быть из-за духовных приражений?

Если это все так, то что мне делать? Как вернуться к нормальной жизни и избавиться от этих приражений?

С уважением,
Мария
мириам
мл. сержант
мл. сержант
 
Сообщения: 59
Зарегистрирован: 04 мар 2014, 22:34
Пол: жен.
Цель пребывания на форуме*: Присутствуют мысли о самоубийстве - хочу получить помощь

Вернуться в Вопросы священнику

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1